Обратная связь (067)718-99-66
(066)219-09-73
(063)721-04-63

ІІ теоретико-практическая междисциплинарная конференция, посвященная вопросам современной психосоматики на тему:

«Психосоматика: Восток-Запад. Вектор - здоровье»

 

 материалы конференции 20-21 апреля 2013 года

 

 

 

Харьковское отделение Украинского союза психотерапевтов сообщает о том, что 20-21 апреля состояласься ІІ теоретико-практическая междисциплинарная конференция, посвященная вопросам современной психосоматики на тему: «Психосоматика: Восток-Запад. Вектор - здоровье» на базе Государственного учреждения «Институт охраны здоровья детей и подростков Национальной академии медицинских наук» г. Харьков.

 

Девиз конференции: «Психосоматика – территория интеграции души и тела»

Фотрепортаж:

1LecXUInhPs14KFLabDK3MBIFDzTGA2w0p7my1ssAHhQ

Материалы конференции:

«Антропософский образ человека как единство тела, души и духа».

Постмодернистский кризис двадцатого века привел человечество к потере целостного понимания структуры личности. Стремительное развитие науки и техники в 21 веке сопровождается изменеиями мировоззренческих концепций как общества вцелом, так и человека в отдельности. Эволюция образовательного пространства как системы формирования личности человека требует немедленного выбора новых векторов в развитии. Поэтому основной задачей современной философии, а вслед за ней и педагогики является глубокое понимание и четкое представление образа современного человека, который имеет возможность максимально продуктивно реализовывать себя в условиях стремительно изменяющегося мира. Стремления объяснить, что есть человек, красной нитью проходят через всю историю развития общества. В контексте современности, характеризующейся попытками собрать воедино все аспекты человеческого существования: его физический, душевный, эмоциональный, ментальный, духовный миры, на наш взгляд, наиболее ярко полноту личности человека и шаги его развития раскрывает антропософское (от греч. ἄνθρωπος — человек и σοφία — мудрость)  учение.

Антропософия является религиозно-мистическим учением, основанным в 1912 Рудольфом Штайнером с целью открыть широкому кругу методы саморазвития и духовного познания с помощью единства мышления, чувств и воли человека. Согласно антропософии стремление к самопознанию – фундамент человеческого самосовершенствования. Это направление объединяет в себе элементы субъективного идеализма (действительность как самовыражение духа), объективного идеализма Гете и христианской традиции [См.: 4].

Сам доктор Р. Штайнер говорил о своем учении так : «Антропософия есть путь познания, стремящийся привести духовное в человеке к духовному во Вселенной. Она возникает в человеке как потребность сердца и чувства.  Антропософию может признать лишь тот, кто находит в ней искомое им из своей души. Поэтому антропософами могут стать лишь те люди, которые подобно голоду и жажде ощущают жизненную потребность в решении известных вопросов о существе человека и Вселенной»  [6].

Одной из фундаментальных идей Рудольфа Штайнера является пробуждение в человеке стремления познать свой внутренний мир: «Истинная антропософия является истинным знанием себя. Принятая соответствующим образом, наука о духе просветляет нас о наших собственных «Я». Антропософское знание указывает ни на что иное, как на путь к самопознанию» [5].

Центральным аспектом  антропософского учения является образ человека – сложная многоуровневая сущность, которая живет в трех мирах: физическом, душевном и духовном, цель человека – действовать осознанно во всех трех мирах. Соответственно, все три проявления внешнего мира отражены во внутреннем пространстве личности.

В приложении к книге «О загадках души. Физические и духовные зависимости человеческого существа» Р. Штайнер выделяет центральным аспектом отношения душевной жизни и телесности человека, с одной стороны, и душевной жизни и духа, с другой. Здесь необходимо указать на членение человеческого тела на нервно-чувственную систему, ритмическую систему и систему обмена веществ и органов движения; душевной жизни – на процессы мышления, чувствования и воления, духовного элемента – на состояние бодрствования, сновидения и сна [2].

Тело

Душа

Дух

Нервно-чувственная система (голова)

Мышление

Бодрствующее

Сознание

Ритмическая система – система органов

дыхания и кровообращения (грудь)

Чувствование

Сон

со сновидениями

Система обмена веществ и конечностей (конечности)

Воление

Сон

без сновидений

Итак, телесное существо человека Р.Штайнер рассматривает как единство трех самостоятельных, но взаимосвязанных и объединенных в единый человеческий организм систем. Этот вопрос наиболее глубоко освещен в статье исследователя бессценного наследия Р. Штайнера, «Становление и развития человека: антропософский подход». Здесь находим: «В триединстве тела, души и духа человеческая душа охватывает два полюса – сферу физического и сферу духовного.  Из физического мира происходят инстинкты и желания. Тело человека, подчиняясь определенным законам, всегда развивается до определенной, заложенной в самом начале конечной цели – до зрелого организма. В этом процессе основную роль играют созидание, равновесие и упадок. В духовной сфере человеческая душа находится в реальном духовном мире, где собственное «Я» человека пребывает как духовная сущность, которая охватывается душой в осознании собственного «Я» и его осмыслении. В отличие от тела дух, который проникает в сознание человеческого «Я», ориентирован на будущее и стремится к свободе. Человеческая душа, находясь между сферами духовного и физического, есть та арена, на которой встречаются обе силы и где человек становится сущностью «здесь и сейчас»….[3, c. 57]»

Таким образом, физическое тело дает человеку ощущение своих границ, возможность отождествления себя с окружающим миром через органы чувств. Душа дает человеку сознание, возможность реагировать, рефлексировать, эмоционально переживать мир, чувственно его познавать. Дух дает человеку самосознание, возможность самоактуализироваться, развиваться, ощущать свое внутреннее безграничное пространство, и в то же время чувствовать себя частью целого. Единство тела, души и духа являет миру целостного, гармоничного человека, способного познавать мир во всех его проявлениях, при этом исследуя внутренние сферы своего «Я».

Сложность пути самопознания и саморазвития подталкивает человека к определенной подготовке его внутренних душевных сил, которые в дальнейшем помогут ему преодолеть трудности. Одной из краеугольных задач, стремящегося познать себя и мир, является способность человека научиться видеть мир и попытаться его понять, найти свое место в мире. Для гармоничного развития человеку необходима внутренняя свобода, индивидуальный стержень, который облегчит личности задачу встречи с миром.  Таким стрежнем может стать выработка независимого суждения как мировоззренческого фундамента. Одна из функций антропософского учения – научить человека бессамостно наблюдать мир, не высказывая личного суждения до тех пор, пока мир не откроется в новом свете. Отказ от первичного суждения помогает выработать глубокое понимание мира, обосновать для себя выбор позиции по отношению к нему. Результат наблюдения без суждения – это умение оставить в себе открытое пространство, куда может войти что-то новое, другое, кардинально отличающееся от того, что имелось и понималось ранее. Это способность пережить другого как себя. Расширив, таким образом, границы, как познания, так и сознания, личность становится на путь саморазвития.

Бесценным вкладом антропософского учения в развитие личности человека являются семь шагов самопознания, которые соотносятся с семью физиологическими процессами в организме. Фундаментальной основой саморазвития человека является стремление к исследованию своего внутреннего мира, и через его познание осмысление внешних миров и сознательное пребывание человека во всех трех мирах: физическом, душевном и духовном.

  1. первая ступень – наблюдение мира и восприятие информации, этот процесс соотносится с одной из самых жизненноважных функций организма – дыханием. Как человек вдыхает воздух, чтобы наполнить внутренние системы жизненной силой кислорода, так личность питается информацией об окружающем мире через наблюдение этого мира;
  2. второй процесс – согревание (зажигание) тех знаний, ситуаций, людей, событий, которые воспринимаются человеком. Согревание происходит путем принятия происходящего сердцем, чувствование мира через эмоции, интуицию. Этот процесс сопоставляется с теплом, которое вырабатывает организм человека для поддержания необходимой температуры;
  3. третий этап – усвоение информации. Воспринятая ораганами чувств и согретая сердцем, информация должна осесть, отфильтроваться и вписаться в уже существующую картину мира. Этот этап отждествляется с питанием как процессом, в частнсти с переработкой пищи, путем которой организм анализирует полученное, берет нужное и избавляется от лишнего;
  4. четвертая ступень – индивидуализация является центральной и срединной. Это преобразование информации, пропускание сквозь призму сугубо личных взглядов. Процесс интимный и исключительно важный, поскольку именно он,путем преобразования нового через предшествующий опыт, анализа, синтеза и принятия решения как использовать полученную информацию, предопределяет три последующие ступени. Ссотносится с выделением, отсортировкой организмом окончательных ненужных веществ;
  5. следующий этап – практика, о есть претворение информации в жизнь, применение в реальных ситуациях, использование в нужные моменты. Этот этап соотносится с ростом, то есть качественными и количественными изменеиями в организме, результат которых виден окружающим;
  6. появление новых способностей соотносится с общими изменениями и обновлениями в организме в процессе его роста;
  7. поседняя ступень, как высшая в точка развития – творчество, как возможность привнести в мир что-то новое, быть творцом красоты, уметь преобразоывать окружающего собственным началом. Эта ступень соотносится с репродуктивной фуннкцией организма, как способности продолжать жизнь [См.: 1].

Таким образом, учитывая триединство тела, души и духа в гармоничном развитии личности, а также, помятуя о семи ступенях саморазвития, современный образовательный процесс получает возможность решения насущных проблем. Излишняя интеллектуализация, направленность  обучения на развитие, прежде всего, мыслительной деятельности, где минимально задействована эмоционально-волевая сфера. Перекос в развитии сказывается на повседневной жизни человека, поскольку происходит перенасыщение информацией, у которой отсутствует связь с реальностью, следовательно нежелание обрабатывать инфомацию и пропускать через себя. В итоге, приобретнные знания, умения, навыки становятся мертвым грузом, не применяются на практике, постепенно превращаясь в иллюзию. Происходит разрыв рацио с эмпирическим и чувственным миром. Ориентация антропософского учения на гармоничное развитие всех трех сфер в человеке, в результате прогнозирует формирование целостной, самодостаточной личности, которая при этом осознает необходимость продолжать учиться и развиваться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

  1. Ван Хойтен К. Пробуждение воли: принципы и процессы в обучении взрослых / Перевод с английского Н. Мальцевой, А. Мартыненко – К.: Изд-во «НАИРИ», 2005. – 184 с.
  2. Іонова О.М. Вальдорфська педагогіка: теоретико-методологічні аспекти. – Харків: «Бізнес Інформ», 1997. – 300 с.
  3. Іонова О.М.  Становлення й розвиток людини: антропософський підхід / О.М. Іонова // Педагогіка, психологія та медико-біологічні проблеми фізичного виховання і спорту: науковий журнал. – Харків, ХОВНОКУ – ХДАДМ, 2010. – №4.  – 178 с.
  4. Освітні технології: Навч.-метод. Посіб. / О.М. Пєхота, А.З. Кіктенко, О.М. Любарська та ін.; За ред. О.М. Пєхоти. – К.: Видавництво А.С.К.,2003. – 255 с.
  5. Рудольф Штайнер  Лекция: Внутреннее развитие человека 1904
  6. Штайнер, Р. Лекции. Рассматривая карму, Эго космоса, Мюнхен, 9 Января 1912

 

«Алекситимия как симптом в семейной системе»

Дорофеева Лариса.

Зачастую во время консультации на простой вопрос «Как вы себя чувствуете?»  психологи слышат ответ «Нормально»,   или «Не знаю».  За  этим может  стоять  трудность или даже неспособность человека описать своё  эмоциональное состояние, трудности в различении телесных ощущений  и чувств.  В таких случаях мы можем говорить об АЛЕКСИТИМИИ.

Алекситимия понимается,  как неспособность человека называть эмоции, переживаемые им самим или другими людьми, т.е. переводить их в словестную форму. Это понятие ввел  в науку  Питер Сифнеос  из Массачусетского  госпиталя в Бостоне в 70-х годах прошлого  столетия (от греч. "а"- отсутствие, "lexis" -- слова. "thymos" – эмоциональная часть души  ). Он выделил эту особенность у многих больных  психосоматических клиник в познавательно-эмоциональной сфере и рассматривал её как предпосылку психосоматических заболеваний. В настоящее время можно добавить, что нарушения существуют не только в познавательно-эмоциональной сфере, но и личностной.

В эмоциональной сфере алекситимия проявляется в слабой дифференцированности, неспособности к точному распознанию, как своих эмоциональных состояний, так и эмоций других людей. Ему трудно разделить ощущения, чувства и мысли. Человек эмоционально не включается в жизненную ситуацию. Он скорее думает о ней, чем проживает.

Развитие эмоциональной сферы в онтогенезе   идет,  прежде всего, в направлении тонкой дифференциации эмоциональных состояний.  В первые месяцы после рождения  младенец пребывает в одном из трех эмоциональных состояний:  сон, спокойное заинтересованное знакомство с миром и плач, когда есть дискомфорт. Чем старше мы становимся,  тем богаче и разнообразнее наш эмоциональный мир. Филологические исследования словарей синонимов, словарей антонимов, толковых словарей, семантических словарей, естественных словарей носителей языка выявили 227 слов русского языка,  обозначающих различные эмоциональные состояния.

В этом пути усложнения и дифференциации эмоциональных состояний, ребенка сопровождает взрослый, отражающий и называющий эти состояния. А что происходит, если взрослый не принимает  в себе некоторые эмоциональные состояния? « Злиться нельзя», «зависть – плохое чувство», «настоящий мужчина ничего не боится»,  и т.д. Такие убеждения, транслирующиеся из поколения в поколение,  ограничивают и обедняют эмоциональность и в целом снижают качество жизни. Когда родитель  не может найти адекватную форму проявления своей агрессии и боится проявлений её у других, он не может создать условия для развития эмоциональной сферы в полной мере у ребенка.  Ребенку сложно   научится распознавать, проявлять и  проживать и раздражение, и протест, и возмущение  и злость, и ненависть, и гнев, и ярость.Это одна из гипотез, делающая акцент  на семейной системе. Интересна идея , рассматривающая алекситимию с точки зрения «большой» системы. В свете этой гипотезы алекситимия интерпретируется как феномен типичного приспособления к западному индустриальному обществу, в котором требуется конкретно-реалистическое, эмоционально малоокрашенное приспособительное поведение.

Питер Сифнеостак описывал людей страдающих алекситимией «Они производят впечатление особых чуждых существ, явившихся из другого мира, но живущих в обществе, где властвуют чувства» —Алекситимики, к примеру, редко плачут, но если уж они заплачут, слезы у них из глаз текут ручьями. Однако они жутко смущаются, если в этот момент их спросить, о чем они плачут. Одна пациентка, страдающая алекситимией, посмотрев фильм о матери восьмерых детей, которая умерла от рака, была так потрясена, что плакала, пока не заснула. Когда ее врач высказал предположение, что она расстроилась  из-за того, что фильм напомнил ей о ее собственной матери, которая в это время умирала от рака, женщина словно окаменела и осталась сидеть в смущении, не шевелясь и не произнося ни слова. Когда же он спросил ее, что она чувствовала в тот момент, женщина ответила, что чувствовала нечто «ужасное», но не смогла четко определить свои чувства и добавила, что иногда вдруг осознает, что плачет, но никогда точно не знает почему.

В этом и заключается суть проблемы. Дело не в том, что такие люди вообще ничего не чувствуют, просто они не в состоянии до конца понять — и особенно выразить это словами, — какие именно чувства они испытывают. Они полностью лишены главной способности эмоционального интеллекта — самоосознания, то есть понимания, что мы чувствуем, когда внутри нас бушуют эмоции. Люди, страдающие алекситимией  опровергают аксиому, проистекающую из здравого смысла, об абсолютной самоочевидности того, какие именно чувства мы испытываем; это происходит из-за того, что у них нет, так сказать, ключа к пониманию чувств. Когда что-то, а чаще всего кто-то, побуждает их к чувствованию, они воспринимают переживание как нечто обескураживающее и подавляющее, от чего надо отделаться любой ценой. Чувства к ним если вообще и приходят, то исключительно в виде одурманивающего букета горестей и бед; как определила эта женщина, которая плакала в кино, они чувствуют что-то «ужасное», но никогда не могут точно сказать, что такое это «ужасное», что они в данный момент чувствуют.

Подобная изначальная путаница с чувствами, видимо, часто заставляет их жаловаться на неопределенные проблемы со здоровьем, тогда как в действительности они испытывают эмоциональный дистресс — явление, известное в психиатрии как соматизация, то есть развитие соматических нарушений психогенной природы, когда боль, связанную с эмоциями, принимают за физическую (и отличающуюся от психосоматического заболевания, при котором эмоциональные проблемы переходят в разряд телесных).

Как правило, у таких людей много страхов. Они зависимы от семьи и не умеют прекращать отношения, которые их тяготят. Они блокируют любые переживания своих чувств и безропотно следуют социальным нормам и правилам. И тогда языком боли, тело начинает «стучаться» к своему хозяин и просить выпустить на волю чувства, которые так надежно заперты.

. В семьи с психосоматическими больными по-видимому функционирует лучше всего, когда кто-то в ней болен. К особенностям подобных семей относятся излишнее стремление оберегать друг друга, сверхпереплетенность или чрезмерная сосредоточенность членов семьи друг на друге, неспособность к разрешению конфликтов, огромные усилия, прилагаемые для поддержания мира или избегания конфликтов, и крайняя жесткость структуры. Это не жесткость противостояния, она скорее напоминает способность воды, пройдя между пальцев, тут же снова приобретать первоначальную форму.

Разработанная H. Stierlin (1978) классификация механизмов развития психосоматогенных семей включает: 1) «Связывание» - семья с жесткими стереотипами коммуникации; дети в такой семье становятся инфантильными, отстают в эмоциональном развитии. Формула общения в такой семье: «Делай, как я тебе сказал»; 2) «Отказ (отвержение)» - ребенок как бы «отказывается от себя, от своей личности; у него развивается аутизм и тенденция к автономности; 3) «Делегирование» - у родителей потеряно реалистическое восприятие достижений своих детей; они воспринимают своих детей как продолжение себя, возлагают на них надежды на осуществление своих несбывшихся планов [23].

Выделяют пять характеристик психосоматогенных семей: 1) сверхвключенность родителей в жизненные проблемы ребенка, которая мешает развитию самостоятельности, следовательно, защитные механизмы более слабые и способствуют развитию внутреннего конфликта; 2) сверхчувствительность каждого члена семьи к дистрессам другого; 3) низкая способность менять правила взаимодействия при меняющихся обстоятельствах, при которой взаимоотношения в семье ригидные; 4) тенденция избегать выражения несогласия и открытого обсуждения конфликтов; риск возникновения внутренних конфликтов; 5) ребенок и его заболевание часто играют роль стабилизатора в скрытом супружеском конфликте.

Для психосоматогенной семьи характерно не поощрение свободного выражения чувств и свободного отреагирования отрицательных эмоций, вследствие чего ребенок присваивает стереотипы подавления отрицательных эмоций, что приводит к их соматизации. Подавление отрицательных эмоций может быть связано с тем, что в семье не принято открыто реагировать на боль - стереотип терпения, отношения к болезни, как к состоянию, в котором человек сам виноват.

В опыте психосоматогенной семьи могут быть некоторые патогенные особенности: неспособность, неготовность, необученность родителей (прежде всего, матери) к раннему распознаванию телесных состояний ребенка и означиванию их (ненаблюдательная и невнимательная мать или просто не имеющая времени); неспособность семьи, как целостного организма к вербальному или иному конструктивному разрешению конфликта и включение ребенка в семейный конфликт. Телесный симптом ребенка часто и рождается в ситуации семейного конфликта, как неудачный способ его разрешения.

Соматизация аффекта, эмоций выступает как стиль семейной адаптации к трудностям, проблемам, как стереотип, как фактор избегания неудач или ухода от ответственности. Использование симптома для извлечения выгоды начинает активно включаться в жизнь ребенка как реакция на любые трудности.

Психосоматогенным семьям свойственна бедность психологического языка и склонность отрицать наличие психологических проблем. Родители могут не поощ­рять или запрещать выражение ряда психологически обусловленных эмоций, считая это неприемлемым. Так ребенок приучается к тому, что внимание, любовь и поддержку родителя можно получить лишь используя «поведение больного». Роль больного оказывается привлекательной в том числе благодаря освобождению от обычных обязанностей без возложения вины за это. Болезнь ребенка может приносить вторичную выгоду и родителям: видоизменять взаимоот­ношения между ними, уводя в сторону от конфликта, который они не желают признавать, и тем самым стабилизируя ситуацию в семье.

Одна из проблем, с которыми сталкивается терапевт, работая с подобной семьей, и состоит в том, что они так симпатичны. Они как будто готовы во всем идти ему навстречу. Терапевту может показаться, что они сотрудничают с ним, однако все его усилия разобраться в проблемах таких семей оказываются тщетными, и он легко втягивается в трясину их установки на мир любой ценой.

При оказании психотерапевтической помощи эффективны метафорические техники: скульптура семьи,  ролевые игры с проигрыванием защит, выделенных  Вирджинией Сатир ( блаймер, плакальщик, компьютер, флюгер),  О-карты,  игры  для всей семьи Гюнтера Хорна,  элементы арт терапии.

Пример работы с семьей с алекситимией у отца и дочери. Семья обратилась  в начале учебного года по поводу постоянного покашливания у старшей дочери ( 10 лет). Кашель начался весной и семья в течении полугода исчерпала , все доступные возможности его вылечить. Мама врач гинеколог обошла всех возможных специалистов  врачей, ребенка «оздоравливали» около месяца у моря. Кашель утихал и опять возвращался.Младшему сыну исполнилось 5 лет. Мама в отпуске по уходу за ребенком.  Но она после института работала всего несколько месяцев перед первым декретом, потом до 6 лет дочери была с ней, а потом второй декрет и она не чувствует себя специалистом. Отец руководитель небольшой ИТ компании.  В течении полугода было 12 встреч.  Через два месяца кашель прошел, но работа продолжалась по инициативе отца –ему стало интересно после игры   лепешка. Игра специально разработана немецким психотерапевтом Гюнтером Хорном для проявления агрессии в игровой форме. Во время этой игры младший сын после провокации психотерапевта с огромным удовольствием «мочил»   пластилиновые фигурки  отца и сестры.


 

Календарь событий

< Апреля 2018 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

usp5О нас

УСП - всеукраинская общественная организация, основной целью которой является развитие современной психотерапии на Украине.

Харьковское отделение...

Рассылка УСП

phФотоальбом